Капитализм будущего по Швабу

0 поделились
0
0
0

В 1971 году немецкий экономист Клаус Мартин Шваб основал Всемирный экономический форум (ВЭФ), организацию, известную благодаря ежегодным встречам в Давосе. Эти встречи на высшем уровне стали местом обсуждения, а иногда даже решения важных мировых проблем.

World Economic Forum был образован в период, когда мировая экономическая система кардинально изменилась. Как и почему – тема для отдельного обсуждения, но Клаус Шваб и его соратники поняли, что при новом устройстве экономики финансовые возможности государства будут неуклонно падать, а возможности компаний, наоборот, расти.

“Капитализм государства” трансформировался в “капитализм акционеров”, в эпоху которого мы живем до сих пор. В таких условиях, считали экономисты-визионеры, часть функции государства по социальной и экологической защите своих граждан должны были бы взять на себя компании.

Поэтому, два года спустя, в 1973 году, вышел первый Манифест форума, в котором говорилось об ответственности менеджмента компаний перед клиентами, акционерами, сотрудниками/работниками и обществом, о “капитализме стейкхолдеров” – то есть капитализме в интересах всех заинтересованных сторон.

Это была основная идея Шваба: он утверждал, что управление современным предприятием должно служить не только акционерам, но и всем заинтересованным сторонам для достижения долгосрочного роста и процветания.

Полвека про первый экономический хиппи-манифест в Большом мире мало кто вспоминал, на встречи ВЭФ в Давосе регулярно собирались власть имущие и счастливые обладатели “золотых парашютов”, не желающие слышать ни про какую дополнительную ответственность. А Шваб упрямо пытался продвигать свои идеи в кулуарах форума.

И вот неделю назад, Клаус Шваб написал в Time о новом манифесте форума, еще раз подчеркивая, что сегодня именно модель “капитализма стейкхолдеров” становится оптимальной для развития экономики, в отличие от “капитализма акционеров” и “капитализма государства”.

Симптоматично, что первой причиной, по которой отношение к капитализму начало меняться именно сейчас, Шваб назвал Эффект Греты Тунберг. В своей колонке он пишет: “Молодая климатическая активистка из Швеции напомнила нам о том, что сохранение нынешней экономической системы является предательством по отношению к будущим поколениям, поскольку она экологически неустойчива. Другая (связанная с первой) причина: поколение миллениалов и поколение Z больше не хотят работать на компании, инвестировать в компании или покупать товары у компаний, у которых нет иных ценностей кроме максимизации стоимости для акционеров. И, наконец, руководители и инвесторы начали понимать, что их собственный долгосрочный успех тесно связан с успехом их клиентов, работников и поставщиков”.

Таким образом, сложилась революционная ситуация нового типа, когда и низы захотели и верхи смогли, вполне в рифму с названием последней книги Шваба “Определяя будущее четвертой промышленной революции” (“Shaping the Future of the Fourth Industrial Revolution”).

В практическом смысле это означает, что такие показатели как забота об экологии, сотрудниках и обществе в ближайшем будущем могут быть включены в обязательную отчетность компаний и от них будут зависеть суммы вознаграждения менеджмента.
На первый взгляд может показаться что призывы Клауса Шваба отражают лишь его утопические воззрения, для осуществления которых компании должны принять чуть ли не социалистические идеалы. На деле это совершенно не противоречит сути существующей капиталистической системы, а лишь ее общепринятой узкой интерпретации.

На самом деле любая корпорация является образованием, отличным, как от ее владельцев (инвесторов, держателей акций), так и от менеджмента. Доходы держателей акций – лишь одна из возможных целей деятельности компании.

Но перед компанией может быть поставлен любой набор целей, как экономических, так и социальных. Функция менеджмента – исключительно в попытке достижения этих целей.

Менеджеры – люди наемные, и они вспоминают об этом всякий раз, когда дают показания в суде, и забывают всякий раз, когда дают интервью в Forbes или просят еще несколько миллионов добавки к бонусу.

А Шваб уже более полувека призывает ставить перед компаниями расширенные социальные, а теперь и экологические цели: “Компании <...> должны понять, что они сами являются важнейшими заинтересованными сторонами в нашем общем будущем <...> должны сотрудничать ради улучшения состояния мира, в котором они работают. Более того, это последнее требование и должно быть главным смыслом их деятельности”.

Очевидно, что никто сам по себе, из любви к Хорошему, ничего не поймет. По крайней мере, этого не произошло за последние 50 лет. Но есть надежда, что людей, компании и правительства приведет к новым пониманиям пресловутая Невидимая Рука, которая отчасти ведома и нами.

0 поделились
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам понравится